bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Обратная связь |

Ставка - жизнь и ставка – смерть
Филармонический абонемент "Стань музыкою, слово"  знакомит с шедеврами литературы и музыки

Филармонический абонемент "Стань музыкою, слово"  знакомит с шедеврами литературы и музыки
Чтобы почувствовать себя графиней на приеме у герцога Анжуйского, надо знать всего лишь тайну Пиковой дамы и уметь играть в «фараон».Тень легкой иронии возникла в атмосфере Органного зала после первой фразы: «Пиковая дама означает тайную недоброжелательность».  И тут же невидимой струей унеслась к сводам бывшей церкви.



Евгений Казаков сел за столик и стал читать повесть  Пушкина. Простые повествовательные предложения Александра Сергеевича, легкие,  без  утяжеляющих причастных и деепричастных оборотов,  выверенные интонационно, создавали ощущение строгости и даже эмоциональной сухости.  Но именно эта «сухость» давала возможность инкрустировать  текст в органную и клавесинную музыку.

Филармонический абонемент "Стань музыкою, слово" на протяжении нескольких сезонов знакомит томскую публику с шедеврами литературы и музыки. Но не только этим замечателен этот проект. Он позволяет объединить усилия разных творческих коллективов, людей и даже учреждений. Напомним, в этом сезоне цикл музыкально-литературных представлений открыл юбиляр Михаил Булгаков. Его повесть "Собачье сердце" прочел ведущий актер Томской драмы Владислав Хрусталев. Слово было окружено музыкой в исполнении Светланы Чудаковой (фортепиано), Алисы Ефромеевой (фортепиано), Татьяны Строковой (скрипка),  Дмитрия Ушакова (орган). В декабре был еще один юбиляр - Леонид Филатов и его ироничная сказка "Про Федота стрельца". Ее на сцене Органного зала представили актер театра "Скоморох" Юрий Орлов и ансамбль народных инструментов "Сибирские узоры" (художественный руководитель - наталья Култышева). На этот раз читать "Пиковую даму" пригласили заслуженного артиста России, актера Томской драмы Евгения Казакова.

Наш современник Валерий Кикта «подарил»  и музыку, и идею автору проекта «Стань музыкою, слово»  Вере Тимофеевой – вывести историю трех карт  за рамки исторического времени, придать  ей налет вневременной человеческой страсти. И надо сказать, идея оказалась плодотворна.  В финале Дмитрий Ушаков , исполнитель партии органа, вновь вернулся к  В. Кикте, который уже звучал не «вполголоса», а на всю органную мощь трех тысяч труб.



Историческое  время  представлял клавесин, абсолютное воплощение XVIII века . Жан-Филипп Рамо и  Франсуа Куперен Великий , исполненные на этом инструменте Светланой Чудаковой,  то создавали атмосферу парижских салонов, где Анна Федоровна играла  в фараон, то суховатым звуком рисовали портрет властной старухи, которая привыкла к поклонению.
Евгений Казаков читал  многим хорошо знакомый текст.  Точно интонированное  художественное слово приобретало  вес  документального свидетельства. И по этому свидетельству выходило, что  Германн  явился в покои  к старухе абсолютно из  трезвого расчета,   оправдывая данную ему Томским характеристику : «Германн немец: он расчетлив, вот и все»!  Ни грамма страсти, ни тени чувства.  В голове – механически построенное  счастье на  комбинации трех карт.



Расчетливость Германна подчеркивала музыка.  Органные сочинения Д.  Букстехуде , И.Пахельбеля, Р.  Штепана  напоминали механическую  пульсацию,  как будто   Идея Фикс выстукивала в голове  Германа  ритм  его мечты: три карты, три карты, три карты. Усиленный музыкой текст получал дополнительные  краски, но  по-прежнему оставлял ощущение документа.

Для  первых читателей «Пиковой дамы»,  ровесников самого Пушкина, игра «Фараон» была известна гораздо лучше, чем нам, сегодняшним читателям .  Они знали, что в этой  азартной игре участвует колода из 44 карт. Самая низшая карта начинается с двойки, а увенчивает колоду  туз. Суть игры проста: игрок выбирает из своей колоды наудачу какую-либо карту, например даму. Масть карты не имеет значения. Выбранную карту игрок кладет перед собой на стол лицом вниз и пишет мелом на сукне карточного стола ту сумму, которую хочет поставить против банкомета или просто накладывает на карту деньги. Согласившись с назначенным кушем, банкомет из своей колоды начинает раскладывать перед собой карты лицом вверх, на две кучки: первую карту кладет направо, вторую ≈ налево, затем снова направо и опять налево до тех пор пока не выпадет нужная карта – дама. Правая стопка карт у правой руки банкомета считается стороной банкомета, а левая ≈ стороной игрока. Если дама выпала направо и оказалась в стопке карт банкомета, то выигрывает банкомет и забирает себе деньги игрока. Если же дама выпадает налево, то выигрыш достается игроку и уже банкомет отсчитывает ему свой проигрыш. Вот и все.

Пушкин выстраивает свою повесть как историю проигранной игры и строго следит за карточным раскладом сюжета. Вот Германн ночью проникает в дом графини, где ему назначено свидание с воспитанницей старухи Лизой.  И в спальне видит два  портрета - графини в годы молодости и ее покойного мужа. На карточном языке - король и дама.   Две козырных карты. Король, как положено на старых картах, изображен в анфас, а дама - в профиль (вот почему Пушкин упоминает «орлиный нос», его можно увидеть лишь сбоку). Роза в напудренном парике свидетельствует, что  на портрете - червонная дама. Но Германн  видит только зловещую тень восьмидесятилетней старухи.  Дама пик с пауком в волосах.  Этот паук и снится Германну.



Позже, в музыкальном представлении  он сойдет с ума под  «Прелюдию для  клавесина» И.С. Баха. А пока Евгений Казаков, воплощая в себе и автора, и Германна, переходит от  органа к клавесину.  И его движения, в отличие от Германна, правильны.  Артист идет налево. Чтобы выиграть, герою Пушкина надо было идти налево  по коридору, в комнату бедной воспитанницы Лизы. Там его карта лежала - туз. Но Германн, который в этом карточном раскладе представлен валетом, сыном дамы пик, идет направо, в кабинет графини. И карта потом  во время понтирования ложится направо.  Дама пик.



С окончанием последних строк повести  линию судьбы Германна  подхватывает орган. Слово стало музыкой.

Татьяна Веснина.