bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Обратная связь |

Во власти Таривердиева

Жизнь композитора в стихах, песнях, фильмах и воспоминаниях предстала на концерте «От первого мгновенья до последнего»

Дата проведения концерта «От первого мгновения до последнего» определила его посвящение – Татьянам и студентам в Татьянин день. Среди слушателей, пришедших на концерт «От первого мгновения до последнего», нашлись и Татьяны, и студенты разных поколений. В студенческом Томске было бы мудрено не встретить на концерте студентов и Татьяна. И все-таки главным магнитом, который 25 января притянул публику в Органный зал, стало имя Микаэла Таривердиева.                  

Лирик, романтик, философ – именно таким представили композитора музыканты. И в музыке, и в воспоминаниях. Интонацией вечера стали фрагменты из автобиографической книги композитора «Я просто живу».


Голос Микаэла Таривердиева присутствовал в двух «фактурах» - в его собственной, когда композитор говорил с экрана, во время трансляции видеозаписи, и как голос артиста Томской филармонии Владимира Ячникова, который читал отрывки из книги. Собственно, Голос был пятым участником музыкального вечера, если не считать со-участия публики. Он направлял ход концерта от воспоминания к воспоминанию. Поэтому тема кино переплелась с размышлениями о поэзии, а детские впечатления соседствовали с рассуждениями о сущности композиторского дара.



Музыка другим потоком лилась рядом с Голосом, иногда заглушая его, иногда поднимая на гребень музыкальной волны Организатор этого концерта и его идейный вдохновитель Мария Блажевич, которая весь вечер играла и на органе, и на клавесине, и на фортепьяно, в программу отобрала не только известные и любимые мелодии из фильмов «Ирония судьбы», «Семнадцать мгновений», «Адам женится на Еве», но музыку из мало знакомых широкой публике фильмов - «До свидания, мальчики», «Большая руда», «Король-олень», песни на стихи Андрея Вознесенского, Давида Самойнова, органные сочинения… Поэтому Таривердиев казался знакомым незнакомцем.

Девушку остановили на улице вопросом: «Что вы думаете про любовь?» В первое мгновение она пожимает плечами: «Я не знаю…» А потом, улыбаясь, отвечает на камеру: «Любовь – большое чувство… Очень светлое… Когда хочется сделать что-то очень хорошее людям. Когда любишь, по-моему, весь мир становится красивым…» Ветер треплет ее светлые волосы. «Играет с ними», - просится на язык штамп… Но ветер не играет, он не делает девушке комплиментов, он не знает, что такое красота, любовь…. Ветер в этом кадре нужен, чтобы сделать мгновение не повторимым…»

Так начинается фильм Михаила Калика «Любить». Вернее, он начинается с музыки Микаэла Таривердиева…

«Из крохотных мгновений соткан дождь…», - поет Евгений Штеймиллер, Я слушаю его мягкий и красивый баритон… Но в памяти оживают лица, отрывки диалогов, эпизоды совсем не из «Семнадцати мгновений весны». Эта песня, в вернее голос, поддержанный фортепиано, оживил в памяти ту девушку, которой ветер растрепал прическу. Сколько ей сегодня? 80-90? Фильм был снят в 1968 году… Только он не вышел на экраны… И таривердиевская музыка тоже была заморожена… на долгие десятилетия… И когда я ее впервые услышала несколько лет назад, она была уже музыкой-воспоминания о моем детстве…



Другим воспоминанием о воспоминаниях стала фортепианная Прелюдия «Мальчики и море» из фильма все того же Михаила Калика, с которым Микаэл Леонович был дружен, и с которым он вместе входил в кинематограф. Этот фильм появился на экранах еще до моего рождения. А в моей жизни и фильм, и музыка появились много позже. Но вот Мария Блажевич играет Прелюдию. А на экране я вижу первые кадры: на горизонте белый пароход, а вот среди бликующего на солнце моря торчат три черные точки. Это головы мальчиков, которые вырастут, успеют влюбиться и уйдут на фронт, чтобы не вернутся… Но в музыке нет тревожного ожидания. В ней – солнце, счастье, и совсем нет никаких свистящих пулей мгновений… Время в кадре и в музыке не движется, оно замерло, чтобы вобрать в себя всю красоту мира…

Окидываю взглядом зал… Сегодня аншлаг. Как и всегда на концертах, гдеа звучит музыка Таривердиева… Она всегда воспринимается через личные, порой интимные эпизоды жизни… Для кого-то Таривердиев вошел с музыкой из фильма о Штирлице, для которого – с волшебной сказкой о том, как человек нашел свое счастье, перепутав города и квартиры. В таривердиевских секвенциях любви и нежности каждый слышит отголоски своей судьбы.

Но совсем по-иному звучат стихи Давида Самойлова «Память» («Я зарастаю памятью, как лесом…») после того, как Микаэл Леонович «рассказал» об истории написания этой песни, написанной для телефильма «Ольга Сергеевна». Оказывается, композитор слышал в этих стихах «эхо прошедшей войны», перед его глазами были фронтовики, которые встречались в Парке Горького, а Давид Самойлов посвятил их женщине, памяти о женщине… Восприятие не менее прихотливо, чем память..

 

Как-то по-особому воспринимались мною песни на стихи Андрея Вознесенского в исполнении Владимира Ячникова… Не было в них привычной таривердиевской мелодичности, плавности, нежности, романтичности… «Тишины хочу», - не то пел, не то проговаривал нараспев Владимир. И в этот момент испытала пронзительную боль - не свою, а чужую, быть может, самого Таривердиева, когда ему приходилось доказывать, что он – «другое дерево, другое…», и не надо сдирать с него кожу. И даже знакомый романс на стихи Марины Цветаевой «Мой милый, что тебе я сделала…» в исполнении Ирины Макаровой звучал не как камерный вокальный жанр, а как крик измученной души…

Концерт, начавшийся с известных «Мгновений», завершился не знакомым публике «Твоим голосом». Эту песню на стихи Н. Добронравова исполнили все участники вечера – Ирина Макарова (сопрано), Владимир Ячников (тенор), Евгений Штейнмиллер (баритон), Мария Блажевич (фортепиано). Зал замер, вслушиваясь в музыку и слова, чтобы взорваться в конце аплодисментами… Благодарили исполнителей и композитора, во власти которого вновь оказались.

Текст: Татьяна Веснина.
Фото: Игорь Волк.