bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Следствие ведет Д’Артаньян
3m 02

Наша беззаветная любовь к «Трем мушкетерам» всегда удивляла французов. «Что находят эти русские в этом скучном романе»? – недоумевают по сию пору те, кто читает Дюма в оригинале. Им невдомек, что любим мы не реальных мушкетеров, которых, к слову сказать, сами французы боялись, ибо они были головорезами, парнями «без тормозов», а функция их при дворе короля была сродни опричникам Ивана Грозного, а любим мы созданные нашим воображением образы и, конечно, актерские работы. Спасибо за это переводчикам и кинематографу, которые сделали «скучный» текст увлекательным, а героев-авантюристов возвели в ранг национальных героев.

И как же не любить этот приключенческий роман, если первое знакомство с ним происходит лет в 12-14? Если поведение Д’Артаньяна в начале романа – это типичное поведение подростка, а в конце романа – призывника-первогодка?! Иное ощущение от романа, когда ты в него погружаешься, будучи лет на 30-40 старше главного героя. Вот тогда ты видишь не только «скелет» повествования (сюжет), но и то, что ускользало от твоего юношеского взгляда – те мелочи, что придают повествованию шарм и достоверность…

Вера Тимофеева, музыковед и автор филармонического абонемента «Музыка и слово», заставила взглянуть на суперизвестный роман совсем другими глазами. Во-первых, потому что изменила жанр – она предложила увидеть в историко-приключенческом романе черты детектива, и не просто детектива, а музыкального детектива. Во-вторых, ее купюры (сокращения были неизбежны) помогли найти ответ на главный вопрос, за что мы любим «Трех мушкетеров».

Если детектив, то должен быть следователь. Кто он? Может быть, загадку поможет разгадать музыка? Увертюрой к литературному шедевру стал шедевр органной музыки – «Готическая сюита» позднего романтика Л. Боэльмана. Торжественная и несколько тяжеловатая «поступь» хорала как будто со скрипом открыла двери в прошлое.

И слушатели оказались недалеко от Орлеана, в городе Менг, где и происходит знакомство читателей со вспыльчивым гасконцем Д’Артаньяном и заодно его встреча с блондинкой и «незнакомцем из Менга», который посмеялся над мерином будущего мушкетера… Несмотря на то, что музыка написана спустя 270 лет после тех событий, с которых начинается роман, она стала отличным историческим «гвоздем», на который и была повешена картина под названием «Три мушкетера».

После того, как Евгений Шевелев красочно представил молодого гасконца, решение – кого назначить на роль сыщика – пришло само собой. Вуаля! Им будет Д’Артаньян! Ведь это ему предстоит гнаться весь роман за Рошфором, имя которого так и не прозвучит, это он, Д’Артаньян, будет пытаться узнать и, наконец, узнает тайну блондинки Миледи, это он выведет на чистую воду самого Дюма…

3m 01

3m 03

3m 04

3m 05

3m 06

Описание пейзажа или подробный портрет героя – самые скучные места книги с точки зрения подростка, их пропускаешь или бегло прочитываешь, торопясь ухватить нить сюжета. Иное дело, когда никуда не торопишься и внимательно слушаешь чтеца. И тут ты понимаешь, что автор «Трех мушкетеров» имел отменное чувства юмора, он совершенно откровенно подтрунивает над своими героями, а, бывает, открыто насмехается и абсолютно не героизирует их. Так и кажется, что легкая усмешка Дюма-отца все время прячется за тяжелыми портьерами истории.

Эту роль ироничного автора взял на себя Евгений Шевелев и превосходно с ней справился. Он отчаянно жестикулировал почти в гасконской манере, значительно добавляя смысл прочитанному невербальным языком жестов. Более того, интонацией он подчеркивал вздорный характер любимцев короля, их бесцеремонное отношение с людьми не дворянского происхождения, вслед за автором романа выставлял их пьяницами, ловеласами, кутежниками. Но! Все эти добродетели гуманизма были брошены под ноги двум главным добродетелям, которые воспевает Дюма буквально с первых страниц романа – храбрости и беззаветной преданности королю.

Впрочем, только ли королю? После сцены дуэли, где завязывается дружба гасконца с Атосом, Партосом и Арамисом следуют две части («Мышеловка в 17 веке» и «Подвески королевы»), где едва ли не главную роль играют женщины – Констанция Бонасье и королева Анна Австрийская, которая, между прочим, была молодой и привлекательной особой. В романе ей 26 лет. Она умна, образована, музыкальна – игре на клавесине ее учил придворный композитор Шарль Раке, который начал свою карьеру музыканта еще при дворе Марии Медичи, а после более 40 лет был титулярным органистом Собора Парижской Богоматери…

И тут самое место сказать о клавесине, который в музыкальной партитуре концерта играл не менее важную роль, чем орган. Ведь его голос был голосом самой Франции той эпохи, в которой жили герои Дюма. И хотя Светлана Чудакова иллюстрировала страницы романа произведениями Ж. Б. Люлли, И. С. Баха, Ф. Куперена, Ж.Ф. Рамо, написанные либо при жизни самого Дюма, либо гораздо позже, но гавоты и менуэты весьма точно характеризовали придворную жизнь Франции первой половины XVII века. И если органу в этом музыкальном детективе была отведена роль аккомпаниатора драматических и даже трагических сцен (как казнь Миледи), то клавесин отвечал за любовные эпизоды. И должна признать, это были прекрасные страницы музыкального детектива. Клавесин звучал великолепно!

Да, именно в создании «исторического» музыкального антуража и заключался замысел музыковеда Веры Тимофеевой – погрузить слушателей в музыку Франции. И хотя онлайн-слушатели с нетерпением ждали, когда же зазвучат песни «Мерси боку» и другие песенные шедевры Максима Дунаевского из фильма «Три мушкетера», но услышали французских композиторов. К перечисленным именам необходимо добавить имя Луи́ Джеймса Альфре́да Лефебю́р-Вели́, органиста и композитора XIX века, чья музыка сопровождала чтение на протяжении всего концерта.

Сопоставляя те страницы романа, что прозвучали, и те, что были вынесены за рамки концертного исполнения, неизбежно приходишь к выводу, что Дюма – мастер закрученного сюжета, мастер держать интригу, но очарование его роману придают ответвления от основной сюжетной линии, а без них, без этих боковых побегов, повествование выглядит, как тополь, который обкорнали до самого ствола. Но детективная линия, выбранная за основу режиссером программы, была прочерчена довольно отчетливо: от встречи в Менге с Миледи до ее казни на берегу реки в ночи, во время грозы. И хотя Д’Артаньян давно сменил роль следователя на роль судьи, но именно он, в конце концов, раскрывает тайну Миледи.

Она простилась с жизнью под звуки Траурного марша Л. Лефебюра-Вели. И музыка убедительнее, чем слово открыла секрет романа: он написан по всем законам романтизма XIX века, а это тот самый эстетический код, на котором воспитано не одно поколение россиян. Вот так «музыкальный детектив» ответил на вопрос, почему роман Александра Дюма столь любим русскими.


Текст: Татьяна ВЕСНИНА.